Среда, 22.11.2017, 21:36
Приветствую Вас Гость | RSS

Лев Толстой: ГОЛОС ИСТИНЫ ИЗ ЯСНОЙ ПОЛЯНЫ

АудиоПУБЛИЦИСТИКА - Ч. 9

НЕУЖЕЛИ ЭТО ТАК НАДО?

ССЫЛКА:

Толстой Л.Н. Неужели это так надо.mp3 — Яндекс.Диск 

КОММЕНТАРИЙ. 

   Сочинение начато Толстым в 1897—1898 гг., завершено 14 октября 1900 г.

   Обличительная статья, где говорится о нищете, рабстве рабочего народа, рабском тяжёлом труде металлургов, пахарей, каменобойцев и сытой, равнодушной эксплуататорской сволочи на народной шее: аристократишках, интеллигентишках, буржуазии...

   Начинается статья с живой художественной зарисовки уголка Тульской губ., недалеко от Ясной Поляны, где расположен Косогорский завод: «Стоит среди полей обнесённый стеной чугунолитейный завод с не переставая дымящимися огромными трубами, с гремящими цепями, домнами, с подъездной железной дорогой... На заводе этом и в шахтах его, как муравьи, копаются рабочие люди: одни на 100 аршин под землёю в тёмных, узких, душных, сырых, постоянно угрожающих смертью проходах с утра до ночи или с ночи до утра выбивают руду. Другие в темноте, согнувшись, подвозят эту руду или глину... и так работают по 12, 14 часов в день всю иеделю». На самой домне, у печей, работают «при удушающей жаре».

   Эту ужасающую картину каторжного труда металлургов дополняет вид окрестностей: по соседству с заводом «мужики пашут на измученных, захудалых лошадях чужое поле. Мужики эти встали на заре...» А неподалёку, на шоссейной дороге, крестьяне бьют шоссейиый камень. Ноги у этих людей избиты, руки в мозолях, всё тело грязно, и не только лицо, волосы и борода, но и лёгкие их пропитаны известковой пылью».

   Толстой строит повествование на контрасте: «А вот мимо завода, мимо каменобойцев, мимо пашущих мужиков ... катится, позвякивая бубенцами, коляска... В коляске сидят две барышни, блестя яркими цветами зонтиков, лент и перьев шляп, стоящих каждая дороже той лошади, на которой пашет мужик своё поле. Стороной же от шоссе едут два верховых: мужчина на английском жеребце и дама на иноходце. Не говоря о цене лошадей и сёдел, одна чёрная шляпа с лиловым стоит два месяца работы каменобойцев <...>. Все эти глюди нисколько не удивлены и не тронуты видом всей той нищеты и каторжного труда, которые окружают их» (гл. I). 


   Писатель утверждал, что «такое устройство жизни нелепо», несправедливо. С болыо в сердце он восклицал: «Так зачем ;же люди живут так?» И настойчиво, неоднократно вопрошает «почему?» (гл. IV).

   Подводя итог, «глядя на ужасное, противное и разуму, и чувству устройство человеческой жизни», Толстой вновь задавал вопрос, вынесенный в заглавие статьи: «неужели это так надо?» И следовал короткий, ясный ответ: «нет, этого не надо», усиленный троекратным отрицанием: «Не надо этого, и не должно быть и не будет». Надежды писателя связаны с тем, что наступит время, когда люди поймут, что главная «духовная сила есть религия», «поверят в ту высшую истину, которая уже 1800 лет открыта им и ясна, проста и доступна их разуму» (гл. VIII).

   Статья была напечатана в издании «Свободного слова» в 1900 г.

===========

О ГОЛОДЕ

ССЫЛКА:
Толстой Л.Н. О голоде (1891).zip — Яндекс.Диск

 
==============
ВОЗЗВАНИЕ (25 мая 1889 г. 

Послушать в аудиозаписи, скачать:

http://yadi.sk/d/l62TN3v1LQ7iZ


КОММЕНТАРИЙ:

Об этой статье имеется следующая запись в Дневнике Л.Н. Толстого от 25 мая 1889 г.: 
"С утра взялся писать в книжечке воззвание".
"Рабочие" названия статьи:
1. "К христианам, призываемым в солдаты" (см. черновую рукопись, Л.10);
2.  "Обращение. К людям-братьям" (Копия с рукописи, сделанная В.Г. Чертковым, обложка).

Под названием "Обращение к людям-братьям" статья и была впервые опубликована в 10 томе "Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого, запрещённых русской цензурой", под редакцией В.Г. Черткова, в 1904 году, в изд. "Свободного слова" (Крайсчерч, Англия).

ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ !

 =======================

ВОЗЗВАНИЕ (1897)

    КОММЕНТАРИЙ.


    Начиная с февраля 1887 года Толстой усиленно думает о том, чтобы написать "Воззвание" против существующих экономических и политических порядков, заносит в Дневник записи к этой статье, а в письме П.И. Бирюкову от 13 апреля 1897 г. сообщает свои соображения о её замысле.
Первая редакция "Воззвания" была написана, по-видимому, во второй половине апреля 1897 года. 17 мая датирована вторая оедакция воззвания, впоследствии названная "Где выход?". К январю 1898 г. относится  третья редакция воззвания, под заголовком "Корень зла". Наконец, майская этого же года редакция получила рабочее название "Неужели это так надо?"
    Дальнейшая работа над редакциями "Воззвания" привела Льва Николаевича к созданию самостоятельных, довольно известных, сочинений под указанными заголовками. Из них окончены были только два: "Неужели это так надо?" и "Где выход". Статья "Корень зла" и само "Воззвание" 1897 года были Толстым не завершены и до Полного (Юб.) собрания сочинений (т. 34) нигде не публиковались.

ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ !

 -----------------------------------------------
ПИСЬМО К ФЕЛЬДФЕБЕЛЮ

  В ответ на письмо отставного фельдфебеля М.П. Шалагинова, спрашивавшего о противоречии между учением Христа, заповедью «не убий» и военной присягой, Толстой публикует своё «Письмо к фельдфебелю» (Лондон, «Листки “Свободного слова”», 1899). Здесь Толстой указывает, в частности, на преступную роль правительств в разжигании войн. Французское правительство пугает «свой» народ немцами и англичанами, немецкое – русскими и французами, русское – французами и немцами. Так создаётся в массах образ врага и ложная тревога о судьбе "родины", тогда как все народы не только не желают воевать с соседями и любыми другими народами, но, наоборот, больше всего на свете боятся войны (90, 54-55).

 Вот почему недопущение принуждения граждан любого государства к военной службе, экономическим ли давлением, прямым принуждением или патриотическим обманом, есть и по сей день важнейшее дело «непротивления злу насилием» для всей мировой общественности.  

  «Средство для того, чтобы не было войны, состоит в том, чтобы не воевали те, которым не нужна война, которые считают грехом участие в ней» - пишет Толстой об этом важнейшем деле.

СКАЧАТЬ:
Толстой Л.Н. Письмо к фельдфебелю.mp3 — Яндекс.Диск

ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ !

 -----------------------------------------------------

ПИСЬМО К РЕВОЛЮЦИОНЕРУ

СЛУШАТЬ И СКАЧАТЬ АУДИОЗАПИСЬ СТАТЬИ:

Толстой Л.Н. Письмо революционеру (январь 1909).mp3 — Яндекс.Диск

ТЕКСТ:

  Получил ваше интересное письмо и очень рад случаю ответить на него.

 Вы говорите, первое, что правильно понятый эгоизм ‑ это благо для всех, и что эта истина с разрушением старого строя быстро войдет в сознание людей. А как только истина войдет в сознание людей, так и наступит общее благо. Второе то, что ум человеческий может придумать условия общежития, при коих эгоизм одного человека не будет вредить другому. И третье то, что при этих придуманных условиях общежития, может, как вы выражаетесь, иметь место до известной степени и элемент принуждения, т.е. что для того, чтобы люди исполняли требования придуманного теоретиками наилучшего устройства, можно и должно употреблять насилие.

 Три положения эти признаются одинаково всеми учеными, политиками и экономистами нашего времени. Ученые теоретики только не так откровенно, как вы, высказывают их. На этих трех положениях, основаны рассуждения сотен, тысяч людей, считающих себя руководителями человечества. А между тем все три положения эти суть не что иное, как самые странные и ни на чем не основанные суеверия. Не говорю уже о произвольности утверждения о том, что эгоизм, т.е. начало раздора и разъединения, может привести к согласию и единению, ни о странности столь распространенного суеверия о том, что небольшая кучка людей, большей частью не лучших, а худших, может придумывать наилучшее устройство жизни для миллионов людей, само допущение употребления насилия для введения придуманного устройства, тогда как таких придуманных устройств сотни противоположных одно другому, уже ясно показывает всю безосновательность этих странных суеверий.

 Люди видят несправедливость и бедственность положения рабочего народа, лишенного возможности пользоваться произведениями своего труда, отбираемыми от него меньшинством властвующих и капиталистов, и придумывают средства изменения и исправления этого положения огромного большинства человечества. И вот для изменения и исправления такого положения предлагаются различными людьми различные приемы общественного устройства. Одни предлагают конституционную монархию с социалистическим устройством рабочих, есть и такие, которые отстаивают неограниченную монархию, другие предлагают республику с различными устройствами: меньшевики, большевики, трудовики, максималисты, синдикалисты, третьи предлагают прямое законодательство народа, четвертые ‑ анархию с коммунальным устройством и мн. др. Каждая партия, зная наверно, что нужно для блага людей, говорит: только дайте мне власть, и я устрою всеобщее благополучие. Но несмотря на то, что многие из этих партий находились или даже и теперь находятся во власти, всеобщее обещанное благополучие все не устраивается, и положение рабочих продолжает одинаково ухудшаться. Происходит это от того, что властвующее меньшинство, как бы оно ни называлось, неограниченной монархией, конституцией или республикой демократической, как во Франции, Швейцарии, Америке, находясь во власти и руководясь свойственным людям эгоизмом, естественно употребляют эту власть для удержания за собой посредством насилия трех выгод, которые приобретаются, как в ущерб рабочего народа. Так что при всех революциях и переменах правлений переменяются только властвующие: на место одних садятся другие, положение же рабочего народа остается все то же (Людям, сомневающимся в том, что положение рабочего народа везде по существу одинаково несправедливо и дурно и не улучшается, а ухудшается, советую прочесть прекрасную книгу Лозинского "Итоги Парламентаризма". Так это было во Франции, в Англии, Германии, Америке, так это теперь с особенной очевидностью проявляется в России. Теперь верх одержала деспотическая партия, и она естественно употребляет все свои силы на борьбу с противными партиями и не заботится об улучшении положения народа. Если бы верх был за конституционалистами, было бы тоже самое: они боролись бы с реакционерами и социалистами и точно так же не заботились бы об улучшении положения народа. То же бы было, если бы верх был за республиканцами, как это и было во Франции при Большой и всех последующих революциях, как это происходило и происходит везде. Как только дело решается насилием, насилие не может прекратиться. Насилуемые озлобляются против насилующих и, как только имеют к тому возможность, употребляют все свои силы на борьбу с теми, кто насиловал их. Происходит это потому, что, при решении дела насилием, победа всегда остается не за лучшими людьми, а за более эгоистичными, хитрыми, бессовестными и жестокими. Люди же эгоистичные, бессовестные и жестокие не имеют никаких оснований для того, чтобы отказаться в пользу народа от тех выгод, которые они приобрели и которыми пользуются. Выгоды же, которыми пользуются властвующие, всегда в ущерб народу. Так что мешает освобождению народа от того угнетения и обмана, в которых он находится, никак не то, что нехорошо придумано вперед то или другое устройство общества, а то, что то или другое устройство вводится и поддерживается насилием. И потому естественно казалось бы людям, желающим освобождения народа, заботиться не о придумывании наилучшего устройства жизни освобожденного от порабощения народа, а изыскивать средства избавления народа от того насилия, которое порабощает его.

 В чем же состоит то насилие, которое порабощает народ, и кто производит его? Казалось бы очевидно, сто сотни властвующих, правителей и богачей, не могут заставлять большие миллионы рабочих покоряться им, и что если сотни властвуют над миллионами, то насилие, совершаемое над миллионами рабочего народа, совершается не непосредственно кучкой властвующих, а самим народом, который каким‑то сложными, хитрыми и искусными мерами приводится в то странное положение, при котором чувствует себя вынужденным совершать насилие сам над собой. И потому казалось бы естественно людям, желающим избавления народа от его порабощения, исследовать прежде всего причины этого самоугнетения и постараться устранить их. А между тем горы книг написаны и пишутся Марксами, Жоресами, Каутскими и другими теоретиками о том, каким, по открываемым ими историческим законам, должно быть человеческое общество и как оно должно быть устроено, о том же, как устранить главную, ближайшую, основную причину зла, ‑ насилие, совершаемое рабочими самими над собой, не только никто не говорит, но напротив все допускают необходимость того самого насилия, от которого и происходит порабощение рабочего народа.

 Так что, как ни странно это сказать, но нельзя не видеть того, что все горы социалистических, политических, экономических сочинений, исполненных эрудиции и ума, в сущности суть не что иное, как только пустые, ни на что не нужные, притом еще и очень вредные писания, отвлекающие человеческую мысль от естественного и разумного пути и направляющие ее на путь искусственный, ложный и губительный. Все эти писания подобны тому, что бы делали люди, у которых не было бы другой земли, кроме земли из‑под леса, если бы люди эти, вместо того, чтобы корчевать эту землю, занимались бы рассуждениями и спорами о том, какими растениями засеять и засадить эту землю, когда она сама собой ‑ по предлагаемому историческому закону, сделается удобной для хлебопашества. Ученые люди придумывают наилучшее будущее устройство жизни людей, порабощенных насилием, старательно обсуживая все подробности будущего устройства и горячо споря друг с другом о том, каким должно быть это будущее устройство, но ни слова не говорят о том насилии, при существовании которого немыслимо никакое будущее устройство общественной жизни, никакое улучшение положения рабочего народа.

 Для улучшения положения рабочего народа нужно одно: не рассуждение о будущем устройства, а только освобождение самого себя от того насилия, которое он по воле властвующих производит сам над собой.

 Как же освободиться народу от того насилия, которое он, в угоду меньшинству, производит сам над собой? Ответ может быть только один: освободиться от насилия может рабочий народ только тем, что перестанет участвовать в каком бы то ни было насилии, для каких бы то ни было условиях. А как же сделать то, чтобы люди не делали насилий, не участвовали в них для каких бы то ни было целей, при каких бы то ни было условиях? Для этого есть только одно средство: средство это в том, чтобы люди поняли про себя, что они такое, и следствие этого признали бы, что они всегда при каких бы то ни было условиях должны и чего никогда ни при каких условиях не должны делать, в том числе и всякого рода насилия человека над человеком, несовместимого с сознанием человеком своего человеческого достоинства.

 Для того ж, чтобы люди поняли, что они такие, и вследствие этого признали бы, что есть дела, которые они всегда должны делать, и такие, какие они никогда ни при каких условиях не должны делать, в том числе и насилие человека над человеком, нужно то самое, что отрицаете и вы и ваши учителя‑руководители: нужна соответственная времени, т.е. степени умственного развития людей, религия.

Так что избавление рабочего народа от его угнетения и изменение его положения может быть достигнуто никак не проектами наилучшего устройства и еще меньше попытками введения этого устройства насилием, а только одним: тем самым, что отрицается радетелями народа, утверждением и распространением в людях такого религиозного сознания, при котором человек признавал бы невозможность всякого нарушения единства и уважения к ближнему и потому и нравственную невозможность совершения над ближним какого бы то ни было насилия. А такое религиозное сознание, исключающее возможность насилия, казалось бы, легко могло быть усвоено и признано не только христианским, но и всем человечеством нашего времени, если бы не было, с одной стороны, суеверия лжерелигиозного, а с другой ‑ еще более вредного суеверия лженаучного.

 Вы говорите, что правильно понятый эгоизм ‑ это благо всех, что не может вполне наслаждаться своим счастьем человек, если общество страдает, что будущее желательное общество должно быть построено на труде и солидарности всех. Все это совершенно справедливо, но достигается это только религиозным чувством, основа которого есть любовь, а никак не насилием, которое одно мешает установлению такого общества.

 Для того же, чтобы народ мог освободиться от того насилия, которое он по воле властвующих производит сам над собой, нужно, чтобы среди народа установилась соответствующая времени религия, признающая одинаковое божественное начало во всех людях и потому не допускающая возможности насилия человека над человеком. О том же, как народ устроится, когда он освободится от насилия, подумает он сам, когда освобождение это совершится, и без помощи ученых профессоров найдет то устройство, которое ему свойственно и нужно.

 Так как мысли, высказываемые вами, разделяются очень многими людьми нашего времени, то посылая вам свой ответ, я одновременно отдаю его в печать, о чем вас и уведомляю.

Ясная Поляна, 30 января 1909 г

===============

 ПИСЬМО СТУДЕНТУ О "ПРАВЕ" (1909) 

0_30485_f1fa64ec_XLI. ССЫЛКА НА АУДИОЗАПИСЬ (слушать, скачать):

Л.Н. Толстой - Письмо студенту о праве (1909).mp3 — Яндекс.Диск

ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ !

II. КОММЕНТАРИЙ

 Статья вполне отвечает своему заголовку: это письмо-ответ студенту Санкт-Петербургского университета, происхождением из Финляндии, по фамилии Крутик, на его недоумения по поводу впечатлений от прослушанных им на лекциях и прочитанных филиппик в адрес т.н. "правовой системы", якобы сделавшейся уже в начале XX столетия лучшим и надёжнейшим, нежели религиозные предписания и общесоциальные моральные нормы, регулятором в общественной жизни.
    Юному Крутику накрутили мозги учёными словесами и внешне "весомыми", кажущимися неотразимыми, аргументами. Но всякий поживший, зрелый человек, знающий жизнь, (а тем более всякий верующий свободный (нецерковный) христианин, каким был Лев Николаевич) знает, что всего этого, громоздящегося учёными кабинетными писорчуками, дипломированными и остепенёнными "своим" правительством и оттого подло и предано обслуживающим его идеологические и прочие нужды, -- всего этого НЕТ.
    
019Как нет и не может быть нравственности без религии, так нет и не может быть без истинной веры, руководителя помыслами и поступками людей, -- никакого действенного "права". Есть лишь только -- первозданное, дремучее, прямое и грубое насилие одних людей над другими, кое-как (и не в пользу большинства народа) вводимое в некие рамки государственным устройством с его неизменным репресивным механизмом.
   
Есть, помимо системы насилий, -- и система лжей (идеология), внушение которых глупым людям и детям (т.е. тем, кого правительство или ещё не успело, или не смогло ни запугать, ни подкупить) позволяет сэкономить на прямом насилии, сберечь силы и средства.
    "Право" же -- лишь часть этой антихристовой, сатанинской системы. Главная его функция: обмануть людей, то самое подчинённое насилию большинство, иллюзией "защиты", "гарантий" их "прав"... а на деле -- только совратить людей возможностью на подленько-меленьком уровне их обывательской повседневности тоже поучаствовать в НАСИЛИИ.
    Ах! как завлекательно! не "примитивная" драка, а -- суды, бумаги, рыгламенты, законы, пункты, параграфы!.. можно и говном быть, и слабосильным, но -- победить и сильнейшего, и правого только засчёт крючкотворства наёмной, дипломированной правительствами, "правоведческой" сволоты!
    
Да только... невелика разница с древними способами прямых поединков, а лукавства и подлости больше. А если учесть, что верят в это, как в благо, т.н. "христиане" (церковные) -- становится понятным, отчего христианские народы, и русский в том числе, продолжают и в веке 21-м пребывать всё в том же, и увеличивающимся, бедственном состоянии, неуклонно сползая к общецивилизационному тупику и краху...
   Ибо вот: единственным необманным, не декларативным обеспечением исполнения этих самых предписаний этого самого "права" были и остаются -- насилие, принуждение: всё равно, в виде ли насилия над сознанием обманываемых с детства "простых граждан", или в виде полицаев, исполнителей с орудиями насилия в лапках, приставов, солдатни -- против тех, кого не удалось обмануть или кто -- слишком поздно! -- прозрел к пониманию истинной сущности фикции "права" во всяком насильническом и эксплуататорском, лжехристианском, изуверскоим обществе!
--------------------------------------------------
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0